Как 19-летний предприниматель из Вологодской области меняет рынок меда

Идеи Для Бизнеса 08-июл, 17;56 0


Дмитрий Олегин, молодой предприниматель из деревни Дор в Вологодской области, рассказал Контур.Журналу о том, как он производит мед под собственным брендом, зачем развивает экотуризм и как собирается остановить отток людей из деревни.

Один улей
Свои начальные знания о бизнесе Дмитрий Олегин приравнивает к нулю. Все изменил один улей, оставшийся после смерти деда, который бабушка пригрозила выкинуть. Выбрасывать его было жалко, и Дмитрий закупил пчел в соседней деревне, чтобы заполнить улей. Дело пошло, и было решено купить пасеку — для начала десять ульев, потом еще десять.

Большинство окружающих поддержали задумки 19-летнего предпринимателя. Отец, как и Дмитрий, не разбирался в пчеловодстве, все для него было в новинку, поэтому начинающий бизнесмен обзавелся наставником — пчеловодом из Набережных Челнов, у которого на пасеке живет больше 200 пчелосемей. Знакомство с учителем по пчеловодству было случайным: однажды он отправил Дмитрию сообщение в социальной сети и предложил свою помощь.

В прошлом году Олегин победил в региональном этапе федерального конкурса для предпринимателей, стал лучшим молодым предпринимателем Вологодской области, представлял Вологодскую область на всероссийском этапе «Молодой предприниматель России — 2015». Это помогло разобраться в финансах и управлении.

«Общение с людьми и участие в семинарах работает лучше всего, — делится опытом Дмитрий. – Мне несложно зайти в кафе и пообщаться на ту или иную тему. Пока еще ни один человек в сбыте не отказал».

«Олегин мед» продается и за пределами Вологодской области, например, в Санкт-Петербурге. Проект постоянно растет — в следующем году пасека расширится еще на 50 ульев. Тогда же Дмитрий и его команда намерены открыть новую «образцовую» пасеку в Вологодском районе. В планах также развить проект в один большой производственный и туристический кластер, в том числе организовать в деревне экскурсии по сну на пчелиных ульях.



Проблемы пчеловодов
По словам Олегина, в регионе с пчеловодством хорошо знакомы, к тому же в России очень ценятся северные сорта меда, в том числе вологодский мед, который считается одним из самых полезных и дорогих в стране. Сейчас пасеки вывозятся в старые заброшенные деревни, где давно уже никто не живет, а колхозы не работают. В этом есть свои плюсы: поля не обрабатываются химическими удобрениями, там растет иван-чай, липы и яблони, что положительно сказывается на вкусе меда.

Дмитрий убежден, что основная проблема большинства пчеловодов — отсутствие хорошей упаковки, даже при высоком качестве продукта. Сейчас предприниматель разрабатывает новый логотип со своим портретом. На частый вопрос, чем «Олегин мед» стоимостью 1000 руб. за литр отличается от другого стоимостью 700 руб. за литр, Дмитрий отвечает, что на кону его репутация: «Нет ни одного пчеловода в России, который лицом гарантирует качество продукта. Например, есть семейная пасека Ивановых. Кто этот Иванов Их тысячи в России».

В компании используют тройную термическую обработку стеклянной тары: сначала в горячей воде, потом горячим паром, после в некоторых случаях — в русской печи. Пластик не используется принципиально, в будущем, возможно, будет использоваться дерево.

«Медовый кластер» и сон на пчелиных ульях
Сейчас Дмитрий работает вместе с отцом и говорит, что «рук хватает», но его беспокоит трудоустройство местного населения. Обязывает должность старосты деревни. До 2020 года планируется трудоустроить односельчан на пасеку и организовать работу с туристами. К этому времени должно быть построено помещение, где люди смогут спать на пчелиных ульях. По словам Дмитрия, пчелы выделяют микровибрации, которые благотворно влияют на здоровье человека.

Вместе с местным центром поддержки предпринимательства Дмитрий планирует создать «медовый кластер», объединившись с другими пчеловодами. Это даст много преимуществ: например, мед с кедровыми и грецкими орехами лучше производить вместе, это упрощает процесс закупки и выхода на большие объемы, поставки товара в сетевые магазины или экспортирование в Китай.



Начинающий предприниматель надеется, что проект целебного сна на пчелиных ульях поддержит региональное правительство. Тогда можно будет возместить затраты на покупку оборудования и строительство помещения. Пока же команда только формируется: за сбыт отвечает сам Дмитрий, но вскоре должен присоединиться главный пчеловод района, который будет руководить производством. Дмитрий, помимо проекта «Олегин мед», также состоит в молодежном районном парламенте.

Проблемы с финансированием
На каждом мероприятии, которое посещает Дмитрий, поднимается вопрос об оттоке людей из деревни. Село, где живет Олегин, находится рядом с крупным населенным пунктом, среди жителей — много дачников. Среди коренных жителей молодых людей нет.

Работа старостой предполагает работу с разными мнениями. «Сейчас собираем деньги на дорогу, а многие не дают, говорят, что ходят через реку по мосту, — делится проблемами предприниматель. – Когда мы собирали на мост, люди отвечали, что ходят по дороге. Дороги в тот момент не было, только поле. Мы построили лаву, начали строить дорогу, вывозим мусор, расчищаем все зимой. Раньше всего этого не было, но объяснить это очень сложно. Мы пытаемсяпоказать на собственном примере, что вместе мы способны на многое». В этом году в деревне Дор благоустроили берег, посадили более 70 сосен возле берега и на въезде в деревню, а сейчас подготавливают волейбольную площадку.

В финансовой поддержке молодому предпринимателю, как правило, отказывают, поэтому он развивает бизнес с помощью заемных средств под 10% в месяц. Победа в федеральной программе для предпринимателей в Вологодской области денег не принесла, потому что политика программы изменилась к моменту участия Дмитрия. За победу в конкурсе «Молодой предприниматель России — 2015» денег не получил ни один из финалистов. «Возмущены были не только мы, но и те предприниматели, что сидели в жюри», — рассказывает Дмитрий.

Билеты до Москвы и проживание участники оплатили сами, получив только кубок, диплом и копилку. В департаменте сельского хозяйства получить грант не получилось, потому что их выделяют только на крупный рогатый скот. «Если бы было финансирование, мы бы мотивировали себя эмоционально и развивали проект с большим результатом», — уверенно заявляет предприниматель.

Главные определяющие спроса
По словам Олегина, спрос превышает предложение на 4,7%, и этот показатель еще немного вырос после участия в конкурсе «Лучший пчеловод Вологодской области», который проходил в Тарноге. Клиентам нравится, что мед не разливается на месте, а сразу упаковывается в емкости для сохранения стерильности. На Олегина обратили внимание представители местной власти — депутат Госдумы, глава района, заместитель губернатора области и бывший губернатор. Это также стимулировало рост заказов от клиентов.

В компании не производят пергу (оставляют на корм пчелам) и маточное молочко, так как его, по словам Дмитрия, нужно использовать прямо на пасеке. Что касается прополиса, то спрос на этот продукт небольшой, поскольку это специфический продукт, чью пользу не все понимают.

Сезон самых больших продаж — с августа по октябрь, когда производится свежий мед. Второй всплеск продаж — в феврале и марте, когда люди решают восполнить закончившиеся запасы. Но есть и другие факторы. «Сельское хозяйство всегда было, есть и будет рисковым видом деятельности, — объясняет Дмитрий. – Климат — наш главный враг. В этом году было очень сухое лето, цветы не цвели, и в главный медосбор мы получили минимальное количество меда. В следующем году прогнозируют, что наконец будет цвести липа — она дает очень вкусный и полезный цвет, но могут ударить дожди или холода, и тогда мы снова рискуем».

Принцип объединения
Сейчас Дмитрий Олегин собирает информацию о том, сколько всего меда производят пчеловоды Вологодской области, и пытается объяснить, что они «не конкуренты друг другу»: «На одном мероприятии мой коллега сказал, что скоро приедут воронежские пчеловоды и будут продавать свой мед намного дешевле, а мы опять опоздаем, поэтому выкачать нужно сейчас. Другой пчеловод ответил ему, что мед еще не дозрел. Но первому было все равно, для него главное — прибыль».

По мнению Дмитрия, если гарантировать качество меда, продать его можно в любое время года, но для этого нужно сотрудничать: «Я делаю все возможное, чтобы объединиться, но пчеловоды тянут одеяло каждый на себя и получается, что я реализую свой продукт без проблем, а они остаются с этим медом и не знают, куда его деть».

Олегин объясняет: «Качество меда не хуже, но продать две тонны меда невозможно, если не объединиться». Так как сетевые поставки требуют большого и дешевого объема продукта, Дмитрий предлагает производить больше меда за счет увеличения количества пчелосемей и изменения их породы. Он согласен продавать и чужой мед, потому что по качеству он не хуже, но хорошая упаковка и известность бренда в разных регионах страны облегчают продажи и позволяет сократить расходы на ярмарки.

Ярмаркам — нет, кофейням — да
У Дмитрия сложилось негативное отношение к ярмаркам: «Там пластиковые тары, розлив меда, а я этого не приемлю, это негативно сказывается на моем бренде». Олегин участвовал в двух ярмарках за прошедший год — в Тарногском муниципальном районе и в Вологде, но все же предпочитает другие рекламные каналы — интернет, личные связи, партнерство с кафе и ресторанами. «Если я ставлю палатку, то стараюсь быть где-нибудь на отшибе, чтобы отделиться от этой жуткой практики — мед на розлив, да еще и литр в подарок», — рассказывает Олегин.



Компания сотрудничает с кофейнями, отправляет мед в новые кафе, особенно к предпринимателям, которые недавно занимаются бизнесом — с ними проще наладить сотрудничество. Сейчас ведется разработка сайта и настраивается Яндекс.Директ.

В планах — в следующем году организовать доставку меда почтой или курьерской службой по всей стране, а еще через несколько лет — организовать производство крем-меда. К этому моменту в деревне должно появиться специальное оборудование.

Smart MoneyБизнес