Ориентация болонской школы

Туризм Италии 04-фев, 04;44 0

Ориентация болонской школыОриентация болонской школы
Общая ориентация болонской школы не сильно отличается от классического стиля Рафаэля, который в первые годы XVI в. становится главным образцом для подражания. В Болонье урбинского мастера узнали благодаря Святой Цецилии, написанной им для церкви Сан Джованни ин Монте (1514) по заказу Элены Дульоли даль Ольо и ныне являющейся гордостью Национальной пинакотеки. Примеры классического стиля XVI в. в архитектуре города — это фасады церкви Мадонна дель Бараккано, палаццо Альбергати и первый ярус незавершенного фасада Сан Петронио (архитектор Доменико Вариньяна), однако наиболее оригинальные плоды на болонской почве при нес маньеризм.

Самые значительные представители болонского маньеризма — это Николо дель Абате и Пеллегрино Ти-бальди. Первый из них, по правде сказать, не так много создал для города (серию иллюстраций к поэме Ариосто для палаццо Дзуккини, ныне в Национальной пинакотеке, и фрески палаццо Поджи), однако при французском дворе в Фонтенбло он привил стиль, который без преувеличения можно назвать болонским.

А вот ломбардиец Тибальди подарил городу восхитительные фрески Приключения Улисса (тоже палаццо Поджи, 1554) — одно из самых эффектных проявлений маньеристской виртуозности. Работал Тибальди и над украшением семейной капеллы Поджи в Сан Джакомо Маджоре. К эпохе маньеризма относятся также постройки, завершившие ансамбль пьяцца Маджоре и Сан Петронио: Архигимназия — более чем величественное сооружение Терриби-лии и фонтан Нептуна Джамболоньи (1563-1566).

Агостино и Аннибале — родные братья, Лудовико им — двоюродный. Лудовико, не считая непродолжительной поездки в Рим, всю жизнь прожил в Болонье; Аннибале, старший, счел более подходящим местом для раскрытия своего таланта Рим. Агостино, приехав в Рим по приглашению Аннибале, надолго там не задержался и завершил свой творческий путь в Парме. Однако, когда все трое еще работали вместе в Болонье, их живопись успела поразить но виз ной.

В основе их понимания живописи лежит глубокое знание древних и современных мастеров, от греческих и римских художников до Рафаэля, Корреджо и венецианцев. Из этого знания Караччи выводят новый классицизм, противостоящий пустоте и бесплодности перегруженного эффектами позднего маньеризма. Очагом распространения нового течения становится Академия Жаждущих (Accademia dei Desiderosi, 1582; в 1590 переименована в Академию Вступивших на правильный путь — Accademia degli Incamminati).

Особенно пристальное внимание братья Караччи уделяют сюжету, самое важное для них — historia, особенно если эта история воплощается во фреске, как в мифологических росписях палаццо Фава (1583) и палаццо Маньяни (1588-1592). В 1595 г. Аннибале, уже достаточно известный благодаря Вознесению Девы Марии (1592, Национальная пинакотека), получает приглашение в Рим для оформления палаццо Фарнезе фресками, ставшими вершиной его творчества.

Среди первых выдающихся учеников Аннибале — Алессандро Тиарини и Гвидо Рени (вместе с учителями работавшие над сильно поврежденными фресками клуатра Сан Микеле ин Боско), Доменикино, Гверчино, Лан франко, то есть живописцы, которым суждено было сделать карьеру в Риме, а также многие другие, не столь известные, но тем не менее сумевшие на протяжении целого столетия высоко нести знамя болонской художественной школы.

Лучше всего слава болонской Академии отражена в собрании Национальной пинакотеки, где хранятся такие непревзойденные шедевры, как Мадонна сМладенцем и Святыми Джотто, Святой Георгий и дракон Витале да Болонья, Pala deiMercanti Франческо дель Косса, Экстаз Святой Цецилии Рафаэля, Мадонна с Младенцем и Святыми Пармиджанино, Сцены из «Неистового Роланда» Николо дель Абате, Мадонна Барджеллини Лудовико Ка-раччи, Причастие Святого Иеронима Агостино Караччи, Избиение младенцев Гвидо Рени, Святой Вильгельм Аквитанский и Святой Себастьян Гверчино.