Явление Девы Марии Святому Иерониму

Так Пармиджанино этим своим шедевром вышел за пределы живописи. «Выйти за пределы живописи» — значит, непросто устремиться к пределу искусства кисти, но и почувствовать нечто более глубокое. Та монументальность, что нашла отражение в фигуре Иоанна Крестителя, проявится позже, когда постоянно растущие разногласия с ландскнехтами вынудят Пармиджанино покинуть Рим и он приедет в Болонью, где создаст свои лучшие произведения.

В церкви Сан Петронио он оставит Святого Роха; с некоторой оговоркой, учитывая разногласия среди специалистов, к тому же периоду можно отнести Падение апостола Павла слошади, во многом предвосхитившее картину Караваджо. Затем он пишет Мадонну с розой — один из самых изысканных образов в истории живописи. А еще Алтарь Святой Маргариты, где живопись настолько непринужденна, невесома и прозрачна, что кажется, перед тобой набросок, сделанный художником-импрессио-нистом, а на самом деле это вполне завершенная голова Святого Иеронима.

В ходе этих трехлетних исканий в Болонье (где Пармиджанино снова довелось пересечься с папой Климентом VII, посетившим город в 15 29 г.) художник выходит за пределы каких бы то ни было образцов и определяет новый идеал красоты, который преодолевает рамки предложенного Рафаэлем и открывает дорогу маньеризму. Ни один живописец не сможет писать так же после этих картин Пармиджанино; он воспроизводит древние шедевры живописи и ваяния, он подчеркивает колыхание драпировок и как будто воссоздает неизвестную греческую скульптуру. Мадонна с розой свидетельствует о том, что перед нами важнейший пример процесса, который можно назвать алхимическим.

Действительно, именно алхимия занимает мысли Пармиджанино в последние годы, и именно этим обусловлен постоянный упор на превосходство живо пи си, ко то рый де ла ет Вазари в его жизнеописании, сетуя, как это художник так и не смог до конца понять, что единственной правдой может быть только правда живописи. Но так оно было в действительности. Не было у Пармиджанино иной алхимии, иной страсти или мысли, кроме живописи. Ведь стремился он именно к тому (и отсюда возникают кривотолки про алхимию), чтобы превратить материю живописи в нечто иное, будь то серебро, золото, металл или скульптура.

Это видно в его картинах, в Мадонне с розой, а еще больше — в потрясающей Мадонне со Святым Захарием, которая представляется мне творением скорее ювелира, чем живописца, особенно когда смотришь на бороду Святого Захария, на то, как тщательно выписана каждая деталь, каждый волосок, или на древние памятники, напоминающие недавно покинутый Рим, но при этом представляющие собой маленькие золотые скульптуры. Так вот, золото преследует Пармиджанино как наваждение. Его кредо можно свести к изречению «Я сделаю тебя золотом», в том смысле, что «Я сделаю тебя так хорошо, что ты покажешься золотом».
Явление Девы Марии Святому Иерониму

Добавлено: 04.02.2015, 05:10  
0
0
По теме...
Контакты:
Адрес:
Мира, стр. 412-б
119602
Москва,
Телефон:+7 939-515-352-457,
Электронная почта: contact@mastyk.ru мир путешествий
Наверх