Пармский собор и баптистерий

Пармский собор и баптистерий
Нечто подобное происходит и на севере Италии, где параллельно с экспериментами тосканских художников вырабатывается своего рода паданская манера (как мне нравится ее называть), которая с наибольшей силой проявляется в Мантуе при строительстве Чайного дворца, представляющем собой прямо-таки ядерный реактор по выработке идей. В тот самый момент, когда Пармиджанино направляется в Рим, в Мантую приезжает Джулио Романо (имя напоминает о его римском происхождении) и приступает к осуществлению долгого проекта, который познакомит Северную Италию с искусством римской школы живописи.

Отныне и впредь паданским художником не обязательно будет ездить в Рим — достаточно побывать в Мантуе. Этот опыт будет иметь огромное значение для веронцев. В творчестве такого живописца, как Паоло Фаринати, посещение Мантуи сыграло определяющую роль: там он увидел много всего важного и проникся идеями Микеланджело и Рафаэля. Даже Паоло Веронезе, крупнейшему венецианскому живописцу тех лет, будет достаточно приехать в Мантую, что бы по нять все.

Одновременно другой гений, архитектор по имени Палладио — словно он и в самом деле вышел из разума Паллады, — переносит в Северную Италию всю римскую архитектуру. Модель, которая в дальнейшем будет повторяться вплоть до Белого Дома (тимпаны, фронтоны с колоннами и т. п.), разрабатывается в целом ряде великолепных строений с оглядкой на сохранившиеся в Риме образцы, в частности Пантеон. Таким образом, после смерти Рафаэля ось классицизма смещается из Рима в Ве-нето, а точнее — в Верону, Виченцу и Падую, то есть туда, где начинают свой творческий путь Джулио Романо и Палладио.

Этим отступлением я хотел показать, что путешествие в Рим, необычайно важное для любого художника и сыгравшее определяющую роль в становлении Пармиджанино, спустя десять лет стало уже не столь обязательным: то, ради чего ездили в Рим, теперь можно было изучать по произведениям, созданным на севере. Поездка в Рим снова станет необходимой лишь спустя лет шестьдесят после смерти Пармиджанино, когда туда переберется один ломбардский художник, чье искусство вызревало в тесном контакте не только с мастерами из Брешии, но и с венецианскими живописцами, с Тицианом и Джорджоне, — и разожжет там пламя такой яркости, что каждому европейскому художнику придется ехать в Рим для изучения его творчества.

Этот художник — Караваджо. Что же происходит в период между приездом на север Джулио Романо и отъездом в Рим Караваджо? В это время господствует как раз то, что я называю паданской манерой, то есть комплекс произведений, находок, переживаний и тенденций, порожденный творчеством многих живописцев, так и не сумевших придумать что-нибудь действительно новое. Они не изобретают ни фотографию, ни искусственный свет, как сделает Караваджо, на триста лет опередив Эдисона. Он создаст то, чего в живописи не было, и это станет возможным благодаря его потрясающей интуиции.
Пармский собор и баптистерий

Добавлено: 04.02.2015, 05:01  
1
0
По теме...

Комментарии (1)

Контакты:
Адрес:
Мира, стр. 412-б
119602
Москва,
Телефон:+7 939-515-352-457,
Электронная почта: contact@mastyk.ru мир путешествий
Наверх